12 января 2011 г.

Эксперты отрасли комментируют организационные и технологические аспекты перехода предприятий к использованию программ в качестве сервисов Главными аргументами сторонников SaaS являются простота, скорость и экономия средств при переходе к этой модели использования программ. Однако практика показывает, что во многих случаях такой переход представляет собой отдельный и сложный проект, в котором интегратор и разработчик ПО активно взаимодействуют и с клиентом, и с провайдером. В классической модели SaaS клиенты не приобретают приложения, и даже не арендуют их, а подписываются на услуги, позволяющие использовать функционал программных продуктов. И хотя некоторые относят к модели SaaS и аренду программных продуктов по схеме, подразумевающей лицензирование ПО, остановимся на строгой сервисной модели, не связанной с лицензированием. Чаще всего оплата за такие сервисы осуществляется на регулярной основе в виде абонентских взносов. В общем случае подобный метод оплаты позволяет заказчикам избежать серьезных начальных инвестиций и реализовать гибкую, экономичную модель, не связанную с хлопотами по установке приложений, их обслуживанием и регулярным обновлением. Но отнюдь не все SaaS-решения имеют типовой характер, и в отдельных случаях правильнее говорить о проектах внедрения SaaS у заказчиков. «Большое число SaaS-продуктов, имеющихся на рынке, являются типовыми, и заказчик может начать использовать их самостоятельно вскоре после заключения контракта. Но есть и такие, которые требуют полномасштабного внедрения, например, ERP или CRM. И в стоимостном выражении их доля в общем рыночном 'пироге' SaaS может оказаться довольно весомой», — отмечает Сергей Таран, генеральный директор компании «Онланта». В последнем — сложном — случае заказчику безусловно потребуются услуги интегратора. «Применение модели SaaS не уменьшает роль интегратора в процессе развития информационной инфраструктуры организаций, которые используют данную модель. Наоборот, из простых реселлеров, каковыми иногда являются интеграторы, не обладающие глубокой экспертизой по определенным продуктам, они превращаются в конструкторов комплексных сервисов», — говорит Дмитрий Семынин, заместитель директора центра разработки инфраструктурных решений компании «Ай-Теко». «Впрочем, если ИТ-инфраструктура на предприятии в достаточной степени развита и имеет каналы доступа в Интернет, то услуги системного интегратора при переходе к модели SaaS могут не потребоваться, хотя определенные меры по обеспечению информационной безопасности все же придется предпринять», — считает Таран. А вот услуги консультантов по комплексному внедрению на основе SaaS сложных корпоративных приложений понадобятся. «Когда будут доступны любые прикладные сервисы по модели SaaS, тогда, возможно, интегратор в техническом аспекте будет не нужен, хотя консультационный сервис останется. А пока интегратор призван объединять разноплановые услуги в единую информационную систему», — полагает Юрий Панченко, заместитель директора сервисного центра компании «Инфосистемы Джет». Помимо привлечения интеграторов и консультантов предприятиям, осуществляющим переход к SaaS, потребуются определенные начальные инвестиции в собственную инфраструктуру. Прежде всего, предприятию необходимы каналы широкополосного доступа в Интернет достаточной пропускной способности. Вдобавок могут возникнуть расходы, связанные с обеспечением удаленного доступа сотрудников (например, из дома). Необходимо также провести аудит бизнес-процессов и актуализировать их с учетом специфики, обусловленной моделью SaaS, проанализировать потребности в функциональном наполнении заказанных сервисов исходя из прогнозов роста (или сокращения) отдельных направлений бизнеса. Затраты на подобные работы, по словам Панченко, могут варьироваться от очень небольших сумм до астрономических, это зависит от масштаба компании и сложности используемых программных продуктов. Такого же мнения придерживается и Семынин: «При переходе к модели SaaS первоначальные инвестиции в инфраструктуру заказчика могут потребовать реинжиниринга существующей организационной структуры, так как SaaS предусматривает переход к сервисной, а порой и аутсорсинговой модели для ряда бизнес-процессов. Но предприятия готовы отдать на аутсорсинг далеко не все типы бизнес-процессов, усматривая в этом увеличение рисков с позиций непрерывности бизнеса и конфиденциальности информации. Анализ рисков и выработка новой приемлемой бизнес-модели могут составить весомую часть инвестиций компаний, которые планируют перейти на использование модели SaaS». Если исходить из упрощенного представления о SaaS, то на стороне клиента необходим только веб-интерфейс, через который заказчик и получает доступ к корпоративным приложениям в удаленном режиме. И именно такие продукты SaaS, по мнению экспертов, в ближайшей перспективе имеют наилучшие рыночные перспективы. Однако в действительности набор технических средств, необходимых клиенту при переходе к SaaS, может оказаться намного шире — здесь все зависит от сложности и специфики продукта. «В этой части очень показательна политика Apple, запрещающая запускать Flash-приложения на iPad и iPhone. А это значит, что приложения SaaS, требующие Flash, не применимы к этим, сегодня крайне популярным, продуктам», — поясняет Панченко. Вообще роль вендоров является ключевой в процессе перехода корпоративных пользователей к модели SaaS, полагает Семынин. Это прежде всего связано с юридическими нюансами использования ПО. Кроме того, разработчики могут предоставлять провайдерам SaaS гибкие условия лицензирования, которые позволят поставщикам услуг оплачивать только те программные ресурсы, которые они сами продали. Это благотворно сказалось бы на стоимости SaaS для конечного пользователя. Но многие поставщики ПО дистанцируются от участия в организации подобных сервисов. «Интерес вендоров к модели SaaS вынужденный — им попросту трудно игнорировать эту тенденцию, но объективно заинтересованность в SaaS невелика», — утверждает эксперт из «Инфосистем Джет». По его мнению, чем выше уровень обычных продаж ПО, тем меньше ответственность разработчиков за качество своих продуктов. И напротив, если клиент, использующий приложение по модели SaaS, обнаружит, что какая-то функция приложения работает неправильно или сервис будет взломан из-за уязвимости продукта, реакция потребителя будет предсказуема: «Верните деньги, покройте убытки». В то время как в традиционной модели пользователи могут месяцами ждать выхода необходимых программных обновлений, и вендор не несет за возможные проблемы клиента никакой ответственности. Как и любой новый продукт, запуск сервиса SaaS требует от провайдера первоначальных инвестиций, которые закладываются в стоимость предоставляемого сервиса. И на стартовом этапе эта стоимость не всегда адекватна спросу. Тем не менее, с ростом рынка стоимость должна прийти в норму, полагают эксперты. «Говоря о стоимости продуктов SaaS, надо упомянуть еще один нюанс, — добавляет Таран. — По российскому законодательству поставка лицензий на ПО не облагается НДС, а продажа услуг, в том числе SaaS, — облагается». Таким образом, стоимость подписки на использование приложений увеличивается на сумму НДС. «Вендоры могут серьезно помочь в развитии рынка SaaS, если захотят, конечно. Схемы лицензирования и предоставления ресурсов с отсрочкой лицензирования и оплаты позволят провайдерам SaaS создавать сервисы с минимальными первоначальными собственными затратами, а значит, формировать адекватную стартовую цену для потребителей», — констатирует Панченко. «Многие вендоры пока еще не готовы к предоставлению своего ПО в разрезе SaaS, но активно над этим работают. И даже такие консервативные и тяжелые в организационных перестройках компании, как Oracle, уже объявили о возможности использования данной модели для целого ряда своих продуктов», — сообщил Семынин.